Ср03292017

Последнее обновлениеСр, 29 Март 2017 7pm

Back Вы здесь: Главная Жизнь района Люди района Я и в отпуске скучаю по работе

Я и в отпуске скучаю по работе

P2010004

Со школьной скамьи и до пенсии проработала в милиции Ирина Александровна Маслова, продолжает трудиться и сейчас. В выборе профессии немаловажную роль сыграло то, что три ее брата служили в системе МВД.

– В 1971 году я получила аттестат о среднем образовании, и родители отправили меня в Москву к тете, – вспоминает Ирина Александровна. – Поехала подавать документы в училище стенографии при знаменитом заводе АЗЛК, выпускавшем автомобили «Москвич», но выяснилось, что туда принимают только жителей столицы и ближнего Подмосковья. Однако женщина из приемной комиссии попросила меня оставить аттестат на случай недобора абитуриентов, что бывало прежде. Лето я провела в своей родной деревне, и мне совершенно не хотелось отправляться на учебу в Москву. Но родители настояли: надо получать профессию. Подумала: «Съезжу и заберу документы, а дома скажу, что меня не приняли». На пороге училища неожиданно увидела одноклассника. Оказалось, что его дядя директор этого учебного заведения. Парень обрадовался, что мы будем вместе, но я попросила его забрать мои документы. Родители расстроились, а брат Владимир, который работал в милиции, договорился, чтобы меня взяли в нарсуд на должность архивариуса.

Через год этот же брат буквально за руку привел Ирину в Рузский ОВД, где освободилась должность машинистки. В том же 1973 году она вышла замуж. Ее односельчанин Владимир тоже работал постовым в милиции, так что свадьбу они сыграли в отделе внутренних дел, куда пригласили всех сотрудников.
До 1984 года Ирина Александровна трудилась старшей машинисткой в канцелярии. Ей очень повезло с начальницей. Раиса Александровна Шабалова относилась к ней, как к дочери, помогала не только по работе, но и давала много житейских советов. Когда Раиса Александровна ушла на пенсию, Ирину назначили на ее должность.
1 апреля 1996 года Масловой присвоили звание младшего лейтенанта. Она шла на работу в новенькой форме, которая была ей к лицу.
– Вскоре после того, как я надела погоны, меня впервые назначили дежурить в опергруппу, – вспоминает Ирина Александровна. – Муж уже был начальником медвытрезвителя, а в тот день – ответственным по ОВД и очень за меня ­переживал. Он-то знал, что опергруппа выезжает на все происшествия – семейные скандалы, драки, трупы. Вот и нас вызвали зафиксировать смерть пожилого человека. Перед выездом Володя проинструктировал меня, как и что делать в квартире умершего, а потом посмотрел, как я составила протокол, и успокоился.

В 1997 году Маслову перевели в кадровую службу, а затем бывший начальник милиции Александр Николаевич Иванов предложил перейти в уголовно-исполнительную систему. Ей пришлось работать с получившими условный срок и досрочно освобожденными из мест лишения свободы, помогать им трудоустраиваться.
– Многие из осужденных были порядочными людьми, – говорит Ирина Александровна. – Мало ли какие обстоятельства привели их на скамью подсудимых. Ведь говорят же: «От сумы и от тюрьмы не зарекайся». Во всяком случае, я никогда не ставила себя выше их, не унижала.
Однажды пришел мужчина весь в наколках и сказал: «Мой друг сказал, что ты бывших заключенных на работу устраиваешь, помоги мне. Генка работает слесарем в ПТО городского хозяйства в Тучкове, и мне туда дай направление».
А Генка тот постоянно совершал кражи, за что получал условные сроки. Я говорю: «Чтобы вы на пару с другом воровать стали?» А он мне: «Зуб даю, что завязал с этим, хочу жить нормально». Поверила и на работу устроила. Через некоторое время он пришел ко мне с букетом и поблагодарил за то, что помогла начать новую жизнь.
Не все, конечно, вставали на путь исправления. Были и те, кто в заключении чувствовали себя лучше, чем на свободе. Один такой пришел ко мне в кабинет и с апломбом и нецензурной бранью заявил:
– Что, воспитывать меня будешь? Ну, давай начинай!
А я ему:
– И не собираюсь. Не хочешь жить нормально – твое дело.
Он опешил и ушел восвояси. А через несколько лет, когда я работала начальником миграционной службы, вновь пришел на прием, попросил подсказать, как ему быть. Дело в том, что пока он находился в заключении, мать с сестрой выписали его из квартиры, и после освобождения мужчина оказался бомжом. Посоветовала ему обратиться в суд – по-другому проблему решить нельзя.

В конце 90-х годов уголовно-исполнительную систему вывели из ОВД, зарплату стали задерживать, а потом и вовсе заменять натурой – например, мясом, когда в совхозах забивали коров. Как жить? А тут еще у Ирины Александровны случилось большое горе – скоропостижно скончался муж. Они прожили вместе 25 лет, Владимир был не просто близким человеком, но еще и другом, советчиком, понимал с полуслова. Она как будто частичку себя потеряла. От полного отчаяния спасла работа. Она попросила начальника ОВД Василия Алексеевича Ярового взять ее на любую должность. Тот предложил место оперуполномоченного уголовного розыска.
Занималась поиском пропавших без вести, опрашивала родственников, знакомых, коллег, выявляла круг общения, интересы. Многих людей удавалось найти, но, к сожалению, не всех – живыми. Чуть ли не каждый день ей пришлось бывать в морге, ведь туда привозили трупы со всего района, их предстояло осмотреть и описать. Запомнилось самое первое посещение этого учреждения.
– Когда мы приехали в морг, на дворе была ночь, – рассказывает Ирина Александровна. – Напарник предложил мне остаться в машине, но я его не послушала. Наверное, хотела показать свою смелость. Мы зашли в комнату, где на металлических столах лежали останки погибших на пожаре, и такой специфический запах жженого мяса от них исходил, что мне стало плохо. Выскочила на улицу и никак не могла отдышаться.
Но я быстро научилась держать себя в руках и контролировать эмоции. Вскоре после этого в лесу возле деревни Глухово обнаружили криминальный труп. Это был так называемый «подснежник» – тело вытаяло весной из-под снега. На место происшествия с нами выехал прокурор Федор Иванович Ильин. Он хотел проверить меня в деле и сказал: «Что стоишь, надевай перчатки, переворачивай тело, описывай». Деваться некуда – приступила к работе, стараясь не замечать запах. В общем, ничем не выдала, что мне не по себе.

Через некоторое время начальник канцелярии ушла в декретный отпуск, и Ирину Александровну пригласили на ее место. А потом она снова вернулась в уголовный розыск. К тому времени там работала одна молодежь – одноклассники ее дочери. Маслову это не смущало. Наоборот, она как более опытный сотрудник давала дельные советы молодым коллегам. А вот новому начальнику ­Рузского ОВД Владимиру Алексеевичу Бутусову не понравилось, что на оперативно-розыскной должности числится женщина. Он пригласил Ирину Александровну к себе в кабинет и сказал: «Хватит вам с молодыми сотрудниками бегать, предлагаю возглавить паспортный стол». Пять лет Маслова проработала на этой должности, а потом началась реорганизация, и Ирина Александровна стала начальником отдела миграционной службы. Тут ей было тяжелее всего: создавать службу пришлось с нуля, штат сотрудников был небольшой, а район захлестнул поток мигрантов, которые с вечера занимали очередь, чтоб попасть на прием к инспекторам ФМС.
С этой должности по достижении 55 лет Ирина Александровна ушла на пенсию. Первое время она наслаждалась свободой, но потом заскучала. И когда ей предложили стать инспектором по контролю за исполнением поручений группы охраны общественного порядка, с радостью согласилась. На новом поприще приходится проявлять твердость, принципиальность, уметь убеждать людей выходить в неурочное время, ведь в круг ее обязанностей, помимо прочего, входит расстановка сотрудников во время проведения массовых мероприятий. Со своей задачей она справляется.

На любой должности Ирина Александровна трудилась с полной отдачей.
– На работу хожу с удовольствием, – говорит она. – Мне нравится ежедневная суета, нравится чувствовать себя востребованной. Жизнь пролетела как один миг, и большую часть времени я провела на службе, это мой второй дом. Я в и отпуске скучаю по работе.

* * *
Так случилось, что многие родственники Ирины Александровны Масловой трудились в органах внутренних дел. Когда-то в райотдел ее привел брат Владимир. Его сын Олег в свое время поступил в московскую милицию. Старший брат Ирины Геннадий служил в МУРе, а его дочь Елена сейчас трудится в Рузском отделе ГИБДД. Еще один брат Масловой ­Сергей был участковым, а его дочь Ирина работает в отделе кадров ОМВД. И дочь Ирины Александровны Мария по примеру отца и матери поступила на службу в правоохранительную систему. Так что эта семья вписала свою страницу в историю милиции. Но Ирина Александровна мечтает, что и ее внук продолжит славную династию.

Галина БЕЛОЗЕРОВА