Ср03292017

Последнее обновлениеСр, 29 Март 2017 7pm

Back Вы здесь: Главная Жизнь района Люди района И в огонь, и в воду

И в огонь, и в воду

IMG 0027

В канун Нового года свой профессиональный праздник отметили те, кто носит форму МЧС. Ради спасения чьей-то жизни эти героические люди нередко рискуют своей. В нашем районе действует поисково-спасательный отряд №28 Можайского территориального управления ГКУ «Мособлпожспас», который базируется на Беляной Горе. О службе рузских спасателей корреспонденту «КЗ» рассказал заместитель начальника ПСО-28 Валерий КАТЮХА.

– Валерий Евгеньевич, сколько времени существует отряд и какова его ­специализация?
– С 2008 года. Мы входим в состав Рузского пожарно-спасательного гарнизона. Задачи – спасение людей при пожарах, дорожно-транспортных происшествиях, взрывах и разливах опасных для жизни веществ, различных авариях. Также вскрываем двери в квартиры и дома, если там находятся люди, которым стало плохо. В каждой смене дежурит спасатель-медик, который может оказать первую помощь: остановить кровь, зафиксировать травмы, переломы. Раньше в наш отряд входила и водно-спасательная станция, но ее, к сожалению, в прошлом году сократили. Считаю, что это неправильно – в районе с двумя водохранилищами такая станция необходима. Тем не менее, когда человек тонет, мы обязаны реагировать, для этого у нас имеются катера.

– Есть ли распределение по сезонам: кого чаще приходится спасать зимой, кого – летом?  
– Да. Зимой главная проблема – это рыбаки, особенно те, которые остаются на льду на ночь. Они пользуются газовыми лампами в своих палатках. Махнут рюмочку-другую, засыпают и, были случаи, задыхаются. Для профилактики объезжаем такие стоянки на снегоходах, предупреждаем их, но, к сожалению, толку мало – чувство самосохранения у многих притупляется желанием рыбачить. А просто выгнать их со льда не имеем права – мы спасатели, а не инспекторы. Поскольку отряд располагается на берегу Рузского водохранилища, оно постоянно под наблюдением.
Ну и, конечно же, работы прибавляется в начале и в конце зимнего сезона. Я хоть и сам заядлый рыбак, но никогда не пойду на неокрепший либо уже подтаявший лед. Летом чаще всего приходится спасать подвыпивших отдыхающих на природе, осенью – заблудившихся грибников.          

КСТАТИ

Начальник ПСО-28 Владимир Старостин награжден медалью МЧС России «Маршал Василий Чуйков» за многолетнее служение делу гражданской обороны  
     

– Расскажите о самых памятных случаях из практики.
– Совсем недавно, в ноябре, мы спасли  рыбака из Кожина, который провалился под лед Рузского водохранилища возле деревни Курово. Но мужчина слишком долго пробыл в ледяной воде и умер в машине скорой помощи. «Красное знамя» уже писало об этом. А в позапрошлом году спасенный в том же месте рыбак остался жив, но рисковать пришлось нам. Это был конец марта. Дежурная смена уехала на уничтожение снарядов времен Великой Отечественной войны, и мы с начальником остались вдвоем. Поступил звонок о том, что возле Курова тонет человек. Мы помчались на моей машине, больше ехать было не на чем.  Приезжаем и видим – голова виднеется над водой метрах в ста пятидесяти от берега. Другие рыбаки, которые позвонили в службу спасения, находятся поодаль и не решаются подойти. Делать нечего – разделись догола и полезли в воду. А лед в это время крошащийся, колючий, даже лечь на него не получалось, чтобы доползти до тонущего. Мы были все в порезах. Кинули мужчине спасательный круг и веревку – все что у нас было. Благо, нам помог кто-то из местных жителей с лодкой. Спасли. К сожалению, подобные случаи не редки – рыбаки продолжают рисковать жизнью, несмотря на все предупреждения.
Ну а летом главный враг отдыхающих – алкоголь. Выпив лишнее, наши граждане идут купаться, катаются на катерах и гидроциклах. Минувшим летом мы спасли отца с сыном, которые решили переплыть водохранилище. Они отправились от Лужков к санаторию «Русь». К счастью, их вовремя заметили. Оба преодолели уже середину водоема, когда к ним приблизился наш катер. Отец плыл впереди, а юноша отставал и уже выбивался из сил. Совсем немного – и случилась бы беда.
А вот семилетнего мальчика, утонувшего на Озернинском водохранилище, спасать было уже поздно. Приезжаем и видим на пляже пьяную компанию, в которой отдыхала мама ребенка. Мальчик купался сам, был на мели, но за ним никто не следил. Один шаг-другой, попал в ямку и захлебнулся. Наш спасатель вытащил из воды уже труп.

– А как вы находите заблудившихся грибников?
– Хорошо, если у них есть мобильные телефоны, тогда шансы найти быстро увеличиваются. Включаем звуковые сигналы, звоним и спрашиваем, слышат ли нас заблудившиеся. Если телефона нет или он разряжен, просто прочесываем лес. Создается штаб, куда стекается вся информация о человеке, месте, где он потерялся, результаты поисков, привлекаем не дежурную смену, а весь личный состав, воинскую часть «Устье», которая нам активно помогает. На самом деле найти человека не так сложно. Проблема в том, что теряются в основном пожилые люди, которым просто может стать плохо в лесу. Большинство из них – дачники из Москвы, ведь местные, как правило, умеют ориентироваться. Куда смотрят дети или молодые родственники, отпуская их одних в лес? Если пожилой человек не может без тихой охоты, то почему нельзя сходить вместе с ним? К сожалению, некоторые просто машут рукой – хотят в лес, пусть идут…   

НАША СПРАВКА

Штатная численность ПСО-28 – 27 человек. Спасатели дежурят круглосуточно, сменяясь каждые восемь часов. В каждой смене по пять человек: старший смены, спасатель, спасатель-водитель, спасатель-медик и судоводитель. В распоряжении подразделения два аварийно-спасательных автомобиля, одна вспомогательная машина, два катера, надувной моторный фрегат и две гребных лодки. Телефон для вызова: 112

– Расскажите о вашей роли при дорожно-транспортных происшествиях и ­пожарах.
– Конечно, на каждое ДТП нас не вызывают. Спасатели нужны там, где возникают утечка топлива и угроза взрыва или где человек не может выбраться из смятой машины. У нас есть специальный инструмент, чтобы разрезать кузов и извлечь водителя или пассажира. Что касается пожаров, то мы обязаны реагировать, когда они случаются в населенном пункте, жилом секторе, где есть угроза жизни людей. Помогаем эвакуировать, можем снять решетки с окон или срезать дверь в квартиру. Если приезжаем раньше расчетов, наша задача – обеспечить пожарным беспрепятственный доступ к горящему объекту. Когда мешают припаркованные машины, вызываем по громкоговорителю владельцев, а если их нет, растаскиваем сами. Сейчас рассматривается закон о том, чтобы водителям спецтранспорта разрешалось таранить автомобили, загораживающие проезд. Считаю, это вполне оправдано.  

– Случались ли с вами какие-нибудь нелепые ситуации? Бывают ведь и такие водители, которые не пропускают спецтраспорт.
– С этим проблем нет. Парадокс, но иногда приходят штрафы за превышение скорости! Приходится отписываться, объяснять, что это была машина спасателей, оборудованная спецсигналами.

– У вас не очень удачное расположение – в некоторые места, например, до Минского шоссе, добираться долго, а от оперативности зависит жизнь человека. Будет ли решаться ­проблема?   
– Да, как раз рассматривается вопрос о нашем переезде в Рузу, в новое пожарное депо, которое только что открылось на улице Социалистической.


– Участвуете ли в спасательных операциях за пределами района?

– Нас привлекают, когда случаются глобальные ЧС, где один отряд не справится. Выезжаем на лесоторфяные пожары по области, участвовали в операции под Смоленском, когда разбился самолет президента Польши.

– Что вы пожелали коллегам в профессиональный праздник?
– Успешной службы, больше спасенных жизней, всегда целыми и невредимыми возвращаться домой.

Сергей АЙНБИНДЕР